Помпадура

Через лихолетие эпохи иду к тебе...


Зинаида Григорьевна Морозова Великие
женщины - загадки истории. Они становятся легендами, их наследие хранят
в музеях не только России, но и мира. Ими восхищаются или упрекают их
за жестокость. Их современники-мужчины желали обладать ими так сильно,
что готовы были идти ради этого даже на весьма неблаговидные поступки.
Сегодня Passion.ru - об одной из таких женщин, имя которой давно стало
нарицательным.



«Очень интересная женщина, весьма авторитетная и скорее надменная… своего рода русский самородок», - отзывался о Зинаиде Григорьевне Морозовой её современник П. А. Бушмин.



 





Первый брак: ошибка молодости?




…В 17 лет она вышла замуж за Сергея Викуловича Морозова
- племянника известного российского промышленника и мецената Саввы
Морозова. Купеческая дочь Зинаида Зимина была красавицей и своего нового
родственника, впервые повстречавшего её в день венчания, покорила без
труда.


Сергей
был старше супруги на 7 лет - красивый, статный, отзывчивый по
характеру, но безалаберный, увлекающийся азартными играми, скачками и
охотой. Его отношения с молодым дядей были добрыми, и молодые супруги
приглашались на все праздники, проходившие на Никольской мануфактуре.






Однажды
на одном из вечеров Зинаида появилась одна - муж предпочёл отправиться
на охоту. Савва подошел к одинокой гостье и любезно проводил в зал. Так
началось знакомство, а вскоре по Москве пошли слухи об их романе, до
Марии Фёдоровны Морозовой, матери Саввы, они дошли тоже - она узнала о
тайной переписке и встречах влюблённых.


 



Но никакие предостережения не отразились на отношениях - они крепли.
Зинаиде в пору любовного влечения к родственнику мужа было 18 лет, она
всё плакала и не знала, как поступить: решиться на развод или… «С Сергеем мы были друзьями. Он меня очень любил, но всегда говорил: "Я тебе не пара"».



Она
тоже любила его как друга. Видя, как тяжело даётся ему расставание,
очень его жалела. Однажды в разгар романа, когда супруги находились в
Алупке, Савва, не выдержав разлуки, приехал в Крым на дачу в Мисхоре.
Стояла осень 1886 года и в судьбах влюблённых назревали большие
перемены.



 





Брак второй: вопреки морали




С
января следующего года, когда брак Зинаиды и Сергея судом был
расторгнут, встречи проходили регулярно и открыто. Семьи Морозовых и
Зиминых были старообрядческими, незаконная связь и



 



 



развод были восприняты родителями как позор.



Мария
Фёдоровна однажды вызвала сына для серьёзного разговора, но, увидев его
счастливые глаза, почувствовав убеждённость в своей правоте, не стала
уговаривать расстаться с этой женщиной.


 



Слова сына её поразили: Савва признался, что они ждут ребёнка, и вопрос о свадьбе решён. Она состоялась 18 июня 1888 года - Савва и Зинаида вступили в законный брак по большой любви.



Молодая
Морозова окружила себя учителями французского и английского и вскоре,
благодаря своим природным способностям, стала достаточно образованной
женщиной. Частые поездки с мужем за границу, пребывание на фешенебельных
западноевропейских курортах и в лучших отелях столиц Европы
«отшлифовали» её манеры.




Чувство юмора, эмоциональное восприятие жизни,

уверенность
в себе и смелость сказать любому правду в глаза делали её, по оценке современников, необыкновенной женщиной.



Первенца супруги назвали в честь деда, Тимофеем. Роды
были тяжёлыми, за помощью пришлось обратиться к доктору В. Снегиреву.
Молодой врач, испугавшись за состояние роженицы и 7-месячного
новорожденного, назначил «сильную дезинфекцию», которая едва не стоила
жизни молодой матери.


Началась
послеродовая горячка, и вовремя вызванный профессор А. А. Остроумов
определил отравление из-за введённой в организм большой дозы лекарства. В течение года после рождения сына она поправляла своё здоровье. Впрочем, годы спустя доктор Снегирёв попросит у Морозовой прощения - и получит его.


Они
надолго останутся друзьями: когда заболеет дочь Маша, Зинаида
Григорьевна в отчаянии телеграфирует на Кавказ, где у доктора Снегирёва
была своя клиника, он всё бросит и приедет помочь «пережить ужас». Маша -
весёлая попрыгунья и певунья, - второй ребёнок Морозовых, она родилась в
1890 году, а Елена - спустя шесть лет в марте.


Небольшой дом, в котором жила семья, стал тесен, и Савва купил участок земли с домом на Спиридоновке
- барский особняк, принадлежащий Н. Т. Аксакову, брату известного поэта
- эта старая дворянская усадьба в прошлые времена была олицетворением
«приюта муз».


Вскоре
на этом участке начинается строительство дома, поразившего москвичей
своим великолепием и необычайностью архитектурных форм. В
первопрестольной появился средневековый готический замок - подарок Саввы
Морозова своей любимой жене.


Создатели дивного сооружения - выдающийся русский архитектор Фёдор Осипович Шехтель и художник Михаил Врубель. Громадный дом
был построен за четыре года. На новоселье молодая обворожительная
хозяйка устроила бал-концерт. На вечер собралось именитое купечество.
Зинаида Григорьевна, «увешанная дивными жемчугами, принимала гостей с
поистине королевским величием».


Жизнь
в богатом доме протекала счастливо, подрастали дети. Морозовы ежегодно
отдыхали на даче в Мисхоре, часто ездили за границу. В год
семья тратила на одежду, драгоценности, парфюмерию от 20000 до 30000 рублей. Большие суммы расходовались на книги, журналы, газеты, подарки детям, друзьям и экипажи.


Морозов беспрекословно оплачивал счета
на туалеты жены, заказанные в Париже. В 1899 году за одно платье
пришлось выплатить 3800 рублей, а на драгоценности к обнове ушло 8000
руб. Супруг поощрял увлечение жены разведением цветов, что обходилось
ежегодно от 2000 до 4000 руб.


Сам
Савва Тимофеевич в одежде предпочитал сдержанный, элегантный английский
стиль, который также дорого обходился, а дома одевался просто. Морозов
был постоянным клиентом фешенебельного
магазина «А ля туалет» и торговой фирмы мужской одежды «Жюль Мейстер» в Леонтьевском переулке Москвы.


Зинаида
тоже делала дорогие подарки супругу - заплатила 1000 рублей за лошадь,
за породистую собаку - 200. Савву раздражало желание жены всюду
продемонстрировать свои сногсшибательные туалеты и ослепительные
драгоценности, - в роскоши она теряла чувство меры, он же вырос в семье,
где богатство не афишировали.



 





Разрушенное счастье



Казалось, ничто не предвещало беды в уютном и
просторном доме, всё обещало покой и счастье. Но в это время в жизни
Саввы появилась женщина, с именем которой связана семейная драма, а,
может, и его смерть. Имя роковой женщины - Мария Фёдоровна Андреева.
Она
играла в Художественном театре в любительских спектаклях. Природа
одарила актрису красотой, женственностью и пленительным обаянием. Она
пользовалась популярностью у театральной публики. Увлечение Саввы переросло в любовь: никакие условности, препятствия не могли остановить его в желании быть рядом с ней. Морозов часто находился в театре, открыто сопровождал актрису на репетиции, бывал с ней в гостях в разных московских домах.




Наступил конец семейному счастью пары, создавшей свой союз по страстной любви. Зинаида

Григорьевна, умная и гордая, разлад переживала тяжело. Она стала чаще
появляться в обществе, блистая нарядами и драгоценностями, всегда
улыбалась, ходила с высоко поднятой головой, надменная и недосягаемая.





Мария АндрееваЗа
этим величием скрывались отчаяние и обида. Морозов понимал состояние
жены, но захлестнувшее чувство оказалось сильнее сострадания и жалости к
обманутой женщине. И встречи с любовницей

продолжались.


К Андреевой он относился с
благоговейной преданностью, выполнял любую её прихоть или просьбу, по
свидетельству очевидцев, такое поведение иначе как преклонением не
назовёшь. Любовь не принесла счастья Савве - актриса его никогда не любила, о чём открыто сообщала в любой компании.
Она
отводила Морозову роль друга, позволяла ухаживать за собой - приятно
было иметь около себя сильного и могущественного человека, умного,
решительного и богатого.




Станиславский, задетый таким потребительским отношением актрисы, писал ей:

«Отношения С. Т. к Вам - исключительные. Это те отношения, ради которых
ломают жизнь, приносят себя в жертву, и Вы это знаете. Но знаете ли Вы,
до какого святотатства Вы доходите?.. Вы хвастаетесь публично перед
почти посторонними тем, что мучительно ревнующая Вас Зинаида Григорьевна
ищет Вашего влияния над мужем».




Великий
Станиславский был не первый, кто открыто высказывал своё возмущение
поведением актрисы, однако ей не было никакого дела до чужих мнений. В
1904 году Андреева стала членом РСДРП.
Деньги
на помощь политическим заключённым и ссыльным, а также на нужды партии,
создание газет поступали по её просьбе от миллионера Морозова, а

отказать он ни в чем не мог.


После знакомства актрисы с М. Горьким Морозов почувствовал полное равнодушие своей возлюбленной. Однако ни для кого не было секретом нешуточное увлечение

Андреевой со стороны пролетарского поэта. Симпатии вскоре переросли в длительный роман.




Тяжело переживая потерю любимой, Савва делает попытку вернуться к жене, и она, ради

детей, идёт ему навстречу.
Между супругами вновь возникает
близость, которой Морозов, будучи глубоко порядочным человеком, избегал
последние годы. Младший сын Савва

родился 25 июля 1906 года.
Но, несмотря на прощение и появление малыша, Зинаида Григорьевна не смогла вернуть утраченную любовь мужа. До конца своих дней она не простила Савву, в её воспоминаниях о прошлом ему отведено ничтожно мало места.


 




Брак третий: неудачная попытка забыть прошлое








Через два года после безвременной смерти Саввы З. Г. Морозова

становится потомственной дворянкой, генеральшей Рейнбот.
Вдова приняла ухаживания прошлого поклонника, бывавшего в доме Морозовых

ещё при жизни Саввы и открыто выказывающего своё расположение к хозяйке дома.


Венчание
проходило тайно в Тульской губернии, так как жених состоял в свите
императора и не спросил «высочайшего согласия» на брак. Только

после венчания Анатолий Александрович Рейнбот обратился с ходатайством к
Николаю II о прощении и получил заверение, что «его поступок
последствий иметь не будет».




Женой Рейнбота Зинаида Морозова стала в 38 лет. Вскоре она продала знаменитый дом на Спиридоновке и купила имение Горки со старинной усадьбой.
В память о Савве построила дом

дешёвых квартир его имени в Пресненской части Москвы, а позднее - вместе
со старшим сыном Тимофеем - завершила строительство большого Зимнего
театра, фундамент которого заложил ещё покойный муж.




В годы первой мировой войны Зинаида Григорьевна организовала сбор средств раненым,

материально помогала семьям погибших, а также студентам Московского университета, приюту для сирот.




Жизнь со вторым супругом не сложилась. В 1916 году она сама предложила ему покинуть дом и подала на развод.



 




Одиночество




Эту сильную женщину абсолютно не интересовало общественное мнение, не пугало одиночество - были дети, друзья.


«Я была счастлива в жизни своими друзьями, и я много видела к себе сердечности», -

признавалась Зинаида Григорьевна в своих воспоминаниях.
Большие беды обрушиваются после революции - в 1918 году её выгоняют из имения в Горках, и она теряет всё, что имела.
Но даже в то трудное время дама «из бывших» добилась удостоверения
Комиссии по охране памятников искусства и старины, и старинную усадьбу
признали национальным достоянием.




До 1924 года З. Морозова жила в Москве в Староконюшенном переулке, затем была выселена в сельцо Ильинское. В годы лишений она продавала всё, что оставалось от прошлой жизни, находила радость в разведении цветов, которые всегда приносили успокоение и счастье. Умиротворяло её и вязание - в последние годы жизни она вязала особенно много, несмотря на ослабшее зрение, - это занятие умиротворяло и успокаивало.




В
1947 году З. Морозовой не стало. Некогда знатную и богатую москвичку
похоронили на кладбище в Быково, на котором впоследствии построили
аэродром. Младший сын Морозовых, вернувшись из ссылки, взял горсть земли
с уничтоженного сельского погоста и перенёс в Морозовскую усыпальницу
на старообрядческом Рогожском кладбище столицы. Рядом с могилой первого
любимого мужа.




«Как всё-таки со всеми нами жестоко распорядилась жизнь!» - в минуту крайнего откровения вырывалась обида из уст гордой и много пережившей женщины.
Из
четверых детей Морозовых ни у кого не сложилась судьба - их жизни
ломались на глазах матери: старшего Тимофея расстреляли в 1921 году,
дочь Мария закончила свои дни в психиатрической больнице, Елена уехала с
мужем за границу и мучительно переживала в эмиграции разрыв с семьёй,
младший сын Савва после смерти матери был арестован и выслан «на край
земли».





Инна ИНИНА



Passion.ru :: Через лихолетие эпохи иду к тебе...

 

@темы: Через лихолетие эпохи иду к тебе...