01:07 

Он дышал музыкой и любовью

Помпадура

Великая искусительница, изменившая жизнь гения музыки

Фредерик Шопен Великий
композитор позапрошлого века, который окунался в страсти с головой -
была ли это страсть к музыке или к женщине. Он творил, влекомый
чувством, каждую свою ноту посвящая счастливой избраннице. Даже
безответные чувства выливались в волшебные мелодии. На Passion.ru -
рассказ о гении, который дышал музыкой и любовью.
…Выдающийся
польский композитор и пианист Фредерик Шопен испытал и радость и горе,
выстраивая свои отношения с женщинами. В то же

время именно они
высоко ценили его творчество, преклонялись перед талантом гения. Шопен
принадлежал к разряду творческих неординарных личностей, которым на роду
было написано быть женским баловнем и связанным с ними неразрывными
узами. Да, внешность и характер
великого музыканта некоторым образом
напоминали женские черты - он был тонким, чувственным, нежным,
поэтическим. Любовные страдания поощряли его на написание музыкальных
шедевров. Мазурки, вальсы, полонезы, этюды Шопена были наполнены
глубокими переживаниями и искренностью чувств.


Мягкость характера композитор унаследовал от матери-польки, а от отца-француза, наверное, - обожание представительниц
прекрасного пола.

У
него было три сестры, которые отличались весьма высоким умственным
развитием, - старшая и средняя, например, успешно занимались
литературой. Ещё в детском возрасте женщины имели большое влияние на
Фредерика. Он стал их кумиром в девятилетнем возрасте: маленький гений блистал в варшавских салонах, удивляя публику своими музыкальными способностями.

Польские
аристократки наперебой выражали гениальному мальчику свой восторг, в
салонах он научился изящным манерам, очаровывая ими в дальнейшем женщин.

Первая страсть: молодость и романтика

Констанция Гладковская Весной 1829 года 19-летний Фредерик познакомился с юной певицей Констанцией Гладковской.

Она
стала одной из ярких звёздочек в созвездии женских имён, окружавших
жизненный путь композитора. Состоялась встреча на концерте воспитанников
Варшавской консерватории. Высокая, стройная и темноволосая, с бархатным
голосом девушка покорила сердце Фредерика.

Вначале он держался в тени от Констанции, которая обычно вращалась в обществе поклонников, однако страстная любовь к музыке сблизила молодого музыканта и певицу. Увлечённый ею, Фредерик безразлично воспринимал знаки внимания со стороны других
очаровательных девушек, которые окружали его во множестве.

В
письме к приятелю своё поведение он объяснял так: «…потому что у меня,
быть может, и на беду, уже есть свой идеал, которому я верно, молчаливо
поклоняюсь почти полгода, который мне снится и в память о котором
возникло адажио моего
концерта…».

Под впечатлением пылкого юношеского чувства молодой композитор сочинил одну из своих лучших песен - «Желание».

Юность
Шопена пришлась на романтический ХIХ век, возраст и эпоха требовали от
него сильных чувств, страсти, композитор талантливо выражал их в
прекрасных музыкальных творениях. Он много писал для придуманной
идеальной женщины, которую любил со всей страстью молодого воображения.
Несмотря на молодость, его чувство к молодой певице было до того
сильным, что он не представлял без неё своего будущего.

Когда Фредерику пришлось уехать в Вену,
он постоянно думал о Констанции, в сочельник писал своему другу, как он
часто целует кольцо, подаренное девушкой при прощании, и сочиняет
музыку. Откровенничая с приятелями, Шопен, однако, скрывал от родителей и сестёр свои чувства к любимой девушке. Почему он так поступал,
неизвестно - возможно, опасался, что его выбор родные не одобрят.

Непостоянство и новая любовь

Фредерик Шопен Говорят, что солнце - и то медленно гаснет: в природе нет ничего вечного. Меняются и чувства, вернее, остывают.

Из Вены молодой композитор выехал в Париж в надежде заработать на женитьбу денег.

Несмотря на данные Констанции клятвы и обещания верной любви, Фредерик нарушил слово
- однажды он не смог устоять перед чарами опытной и блестящей дамы
Дельфины Потоцкой, менявшей любовников с лёгкостью. После очаровательной
польки случались небольшие интрижки и с другими красотками, не
блиставшими целомудрием.

Вероятно, Констанции стали известны измены влюбчивого Фредерика, и она вышла замуж за Юзефа Грабовского
- человека, далёкого от искусства. Муж был противником публичных
выступлений жены, и способная певица отказалась от оперной карьеры. В 30
лет она ослепла, а к концу своей долгой жизни (прожила почти 80 лет) решительно сожгла все письма от гениального тщедушного
юноши, каким в пору их романа был Фредерик…

Его потрясла новость о замужестве Констанции, он мучился собственным бессилием, невозможностью изменить ситуацию. Ему казалось,

будь
у него много средств, сколько бы счастья ожидало их впереди! Но вдруг
случилась другая встреча. В Париже Шопен познакомился с молодыми
братьями Воджинскими (Водзиньскими), принадлежавшими к знатной семье
польских магнатов. У них была сестра Мария, к которой композитор почувствовал сильное влечение, как когда-то к Констанции. Фредерик и сам не мог поверить в то, что любовь к ученице варшавской консерватории так скоро забудется, и появится равнодушие к законченному роману.


Мария
Воджинская была моложе Шопена на девять лет. В детском возрасте она
увлеклась рисованием и музыкой, хорошо знала литературу, владела
иностранными языками, писала стихи, недурно пела. Юная полька не была
красавицей, но отличалась своеобразным очарованием. Шопен был покорён
обаянием «маленькой Марыни».
Всё семейство знало о славе, окружавшей
Шопена, и поощряло флирт девушки, не связывая себя никакими
обязательствами. Влюбленный композитор пылких чувств не скрывал ни от
кого, в них он признался даже близким.
Какое-то время Мария отвечала взаимностью, и Фредерик был счастлив. В
эти месяцы он писал замечательные поэмы, ноктюрны и мазурки, любовь и тоска подсказывали ему темы, вдохновляли.

В Дрездене в сентябре 1835 года Шопен сделал формальное предложение Марии,
благосклонно принятое её матерью, которая даже называла Фредерика
сыном, но попросила держать в тайне помолвку с дочерью. Восторженный
Шопен, сияя от счастья, вернулся в Париж, а несколько месяцев спустя
узнал, что его невеста предпочла

ему сиятельного графа, за
которого и вышла замуж. С трудом перенесённая простуда тяжело отразилась
на Шопене: он плохо выглядел, постоянно кашлял, одно время появились
слухи о его преждевременной смерти. Всё это случилось с ним до
счастливого момента помолвки. Возможно, Воджинские решили, что
неблагоразумно Марии
связывать свою судьбу с человеком, которому грозит чахотка. Подробности разрыва неизвестны.

После
смерти композитора в его личных бумагах был найден пакет с письмами
Воджинских и засохшей розой, подаренной Марией. На пакете рукой
композитора было написано: «Моё горе».
Впрочем, от
чар умной дурнушки пострадал и другой польский гений - поэт Словацкий,
ухаживания которого она также отвергла, причинив немало душевных
страданий.

Роковая женщина в судьбе гения

Жорж Санд Второй удар оказался для Шопена роковым - измена не только разбила сердце композитора, но и подготовила встречу с Жорж Санд. Эта встреча стала гибельной для гения.
Он хотел своё горе заглушить, утопить отчаяние в любви к другой
женщине, но попал "из огня в полымя". Случилось это при скверной погоде,
когда за окнами шёл дождь, а композитору
взгрустнулось, захотелось развеяться, куда-то пойти. Недолго думая, он
отправился к знакомой графине, у которой в тот вечер намечалось собрание
гостей. Поднимаясь по устланной коврами лестнице, Шопену показалось,
что за ним движется… призрак, распространяя вокруг сильный запах фиалок.

В
салоне графини он нашёл блестящее общество, присел в сторонке
осмотреться среди гостей. Было очень поздно, когда остались только самые близкие друзья богатого дома. Шопен, несколько развеселившийся, уселся за фортепьяно и начал импровизировать.

Окончив
играть музыкальную сказку, он оторвал от клавиш взгляд. Перед ним,
опёршись на инструмент, стояла дама в неброских одеждах. От неё сильно
веяло фиалками. «Она смотрела на него, как бы стараясь проникнуть
тёмными огненными глазами в его душу».

Собираясь домой, Шопен вновь
отыскал взглядом странную даму, - она подошла к нему вместе с Листом и
стала рассыпаться в похвалах по поводу блестящей игры. Шопен кое-что
слышал о незнакомке, о том, что она известная писательница, имела много
любовных связей, -

словом, была необыкновенной женщиной. Но, взглянув на неё, остался совершенно спокоен - пожирательница мужских сердец ему не
понравилась.


Родителям он написал: «Я познакомился с большой знаменитостью, г-жою Дюдеван, известной под именем Жорж Санд; но её лицо мне несимпатично
и вовсе не понравилось. В нём есть даже нечто такое, что меня отталкивает».

Известно,
что женщина побеждает не одной красотой. Нежный, хрупкий, с женственной
душой, Шопен вдруг влюбляется в женщину, которая курит табак, носит
мужской костюм, ведёт свободные разговоры и имеет за спиной свидетелей
её вольной жизни.

«Она сумела окружить его материнской заботой, и в октябре 1837 года Шопен, беспомощный, словно малое дитя, спелёнатый по рукам и ногам, уже безраздельно принадлежал ей», - предполагает современник композитора Ф. Жюллиан.

Влюбленные
отдохнули на Балеарских островах, а потом поселились в Париже. Они
заняли две отдельные квартиры, на чём настоял старомодный композитор. На
его территории было тихо - приходили ученики и брали уроки у великого
музыканта. В квартире писательницы было шумно - она проводила время в
окружении старых и новых

друзей: как правило, мужчин, которые вертелись вокруг неё плотным кольцом.


На
глазах доверчивого Фредерика разыгрывались бурные объяснения даме в
любви. «Она чудовище, - бормотал музыкант, - я её ненавижу, она меня
убивает». Частенько композитор предпочитал общество детей Жорж Санд, с
которыми затевал игры, придумывал шарады. Он часто устраивал сцены
ревности, но опытная в любовных делах дама находила, что сказать
ревнивцу в ответ. Шопен, Шопенчик, Шопинетту - на разные лады она обращалась к своему молодому любовнику, совершенно не воспринимая всерьёз его отчаяние и непонимание.

Разрыв надвигался неотвратимо. Лето 1846 года было последним, которое они провели вместе в Ноане.

Когда
у Шопена проявились первые признаки чахотки, писательница стала
тяготиться им: как любить больного, хилого человека!? Она сама
призналась ему в этом, конечно, смягчив причину своей жестокости, указав
другие мотивы, ускорившие их расставание. Жорж Санд поступила так, как
когда-то проделала это с другим известным в творческом мире любовником,
от которого не могла отвязаться. Писательница написала роман «Лукреция Флориани», в котором под вымышленными именами вывела себя и Шопена.
Его наделила всеми слабостями, возвеличив себя до небес. Бури, приступа
бешенства не было - Шопен медлил с уходом. Он не мог с нею расстаться,
не хотелось делать этого сразу после выхода романа, своим уходом
подтвердив распространявшиеся в обществе слухи. Шопен думал, что можно
вернуть
невозвратное, но этого не случилось.


Через 10 лет после знакомства они расстались, а спустя год случайно встретились. Писательницу встреча поразила, она вспомнила свою жестокость и несправедливость,

выразившиеся
в строчках романа, ей захотелось помириться. Полная раскаяния, она
подошла к бывшему возлюбленному, протянула руку. «Красивое лицо Шопена
покрылось бледностью. Он отшатнулся и вышел из зала, не промолвив ни
слова…».

После разрыва с Ж. Санд нить, связывающая Шопена с
женщинами, не оборвалась. На смертном одре судьба подарила ему
неожиданную встречу с княгиней Марселиной Чарторыжской. Она ухаживала за больным Шопеном, была верной и заботливой сиделкой.

Графиня
Дельфина Потоцкая, узнав о безнадёжном состоянии больного, также
поспешила в Париж, пришла на квартиру композитора и напела, по его
желанию, несколько трогательных песен.

Шотландка мисс
Стирлинг, ученица и восторженная поклонница Шопена, после его смерти
скупила всю обстановку обеих комнат, в которых жил великий музыкант, и
отвезла в Лондон, где поместила в устроенном ею шопеновском музее.


Инна ИНИНА


@темы: Он дышал музыкой и любовью

URL
   

Парнас

главная